Галерея
6047 7339 7530 8125 8351 9044 9267 9476 9732 9950
Интересные записи
Прошлые записи
Топовые записи

Вмешательство извне

Вмешательство извнеПравда, в последние годы довольно установившееся мнение о переходе большинства народов от первобытнообщинного строя к феодальному, минуя рабовладельческий, сталкивается с утверждением, что в древности феодализм нигде сам по себе, без вмешательства извне, прямо не возникал из первобытности. С этим связано и такое утверждение, например: переход от древности к средневековью в социальном отношении сводится к перерождению классов., тогда как другие авторы отмечают крупные общественные пертурбации в период перехода: восстания, нашествия, войны. Считая, что государство в Японии окончательно оформилось в VII в., Н. И. Конрад признавал существование в родо-племенном строе Японии рабовладельческого уклада, который не привел к установлению рабовладельческого строя, так как «давнее утверждение феодализма в соседних странах, особенно в Китае, ликвидировало в данных региональных рамках условия, допускающие новое возникновение в них рабовладельческого строя» . Эта мысль была усилена в других работах Н. И. Конрада и приняла вид «исторического анахронизма» , положения, раскрываемого как необходимость поднимающихся народов либо подтянуться до уровня более передовых соседей, либо утратить независимость. Надо сказать, что историческая действительность дает нам многочисленные примеры, когда ситуация разрешалась отнюдь не просто в плане этой дилеммы, а прежде всего под воздействием внутренних причин.

И тем не менее проблему внешнего влияния в изучаемой ситуации нельзя сбрасывать со счетов. Несмотря на островное положение Японии, значительно затруднившее контакты в древности, такие контакты осуществлялись по всем важным направлениям; технологическому, экономическому, идеологическому. Режим Ямато, явившийся результатом глубокого разложения первобытнообщинного строя, был принципиально подвержен воздействию классовых, государственных образований, в особенности при наличии страны-посредника i. В Китае уже в III в. рабы и общинники неуклонно превращались в крестьян, посаженных на землю. В трех образованиях государственного типа на Корейском полуострове в III—VI вв. эксплуатация крестьян-общинников стала основной формой эксплуатации непосредственных производителей.