Галерея
6047 7339 7530 8125 8351 9044 9267 9476 9732 9950
Интересные записи
Прошлые записи
Топовые записи

Внимание читателя

Внимание читателяПрежде всего следует отметить, что недавнее исследование Д. Айбаха вносит существенные коррективы в господствующее представление о квазирабском положении адскриптиция. Упоминание рядом в некоторых конституциях рабов и адскриптициев, хотя и сближает последних с первыми, все же не позволяет говорить об уравнении в статусе, наоборот, показывает, что государство четко соблюдало различие между ними. Это же подтверждает и новое толкование той части C. J. XI, 48, 21, которая приведена выше. По мнению Д. Айбаха, имеется в виду не риторический вопрос, а разъяснение: «Ведь в этом усматривается различие… а именно в том, что господин может отпустить…».

Папирусы нигде не говорят и ни в чем не свидетельствуют о приравнении энапографов к рабам. Самообозначение Doulos в Р. Оху. XXVII, 24792 не показательно, так как в это время в обращении к более могущественным лицам таким образом называют себя даже свободные, занимающие вполне достойное место в обществе. Хотя argumentum ex silentio рискует быть опровергнутым новыми публикациями, нельзя не обратить еще раз внимание читателя на существенную особенность нашей документации. Слово «энапограф» применяется только самими энапографами или их представителями в документах внутрипо — местного характера, когда они по тем или иным причинам обращаются к своим господам или заключают с ними сделки. Даже в хозяйственных ведомостях, составленных в самом имении, это слово отсутствует. Между тем энапографы заключали сделки, вступали в контакт не только с имением. Среди многочисленных дошедших до нас оксиринхских папирусов конца V — начала VII в. не может не быть текстов, касающихся или упоминающих реальных энапографов, а обозначения нет, хотя обычно должность сторон принято указывать. Вероятно, эту особенность нашей документации можно объяснить тем, что в обыденной жизни, во всех сферах экономической и социальной жизни, не имеющих прямого отношения к имению и не затрагивающих его интересы, энапографы были и ощущали себя свободными и равноправными гражданами, не отличающимися от других жителей египетских деревень. Неполноправными, зависимыми они были только по отношению к имению, и в таких случаях это их. положение фиксировалось ими и терминологически. Наличный папирологический материал не может подтвердить полное применение на деле императорского законодательства об энапографах, но основное его положение не вызывает сомнения.